full screen background image

Интервью с Послом России в Нидерландах

Инесса Филатова

Посол России в Нидерландах: “Надеемся преодолеть все сложности и вернуться к полноценному сотрудничеству”

2e9f0f23cba039bb69f2dd50259ab131О состоянии и перспективах двусторонних российско-голландских отношений, «Некзите», российских хакерах и соотечественниках в Нидерландах корреспонденту «Русского Мира» рассказывает Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Королевстве Нидерландов Александр Васильевич Шульгин.

— Александр Васильевич, Вы прибыли в Нидерланды в непростое для российско-нидерландских отношений время. Введение санкций, обвинения в причастности к гибели малайзийского самолета. Какие задачи стояли перед Вами?

— Главная задача, стоящая перед любым послом — это, конечно, способствовать продвижению отношений во всех областях: политической, культурной, экономической. Именно с таким зарядом я и приехал сюда, в Нидерланды,  полтора года тому назад. Время, действительно, было и остается непростое.

 

После госпереворота на Украине, воссоединения Крыма и Севастополя с Россией в результате проведенного там всенародного референдума осложнились отношения России с США и Европой. Затем произошла трагедия с малайзийским «Боингом». В результате начали появляться и наслаиваться друг на друга санкции. Голландцы присоединились к этой политике, и, как следствие, наши отношения оказались на низкой точке впервые после долгих-долгих лет интенсивного сотрудничества.

 

А ведь еще совсем недавно Нидерланды были нашим вторым торговым партнером в мире после Китая. В 2012 году наш товарооборот составлял 82,7 млрд. долл., а накопленные голландские инвестиции в России в 2013году — 68,1 млрд. долл. Голландия была на втором месте среди иностранных инвесторов. Теперь мы имеем товарооборот, сократившийся чуть ли не наполовину. Наши политические отношения свернуты и, фактически, поддерживаются на минимальном уровне, исходя из общей установки министерства иностранных дел Нидерландов, следующего в русле известных решений ЕС. Это тем более досадно, что 2013 год был действительно годом потрясающих свершений — 300 различных культурных мероприятий было проведено в рамках Года России в Нидерландах и Года Нидерландов в России.

 

Тем не менее, интерес местного бизнеса к ведению сотрудничества с Россией сохраняется. Примечательный факт: ни одна из крупных голландских компаний, работающих на российском рынке, не собирается его покидать, налицо заинтересованность в поиске новых подходов к использованию преимуществ сотрудничества с Россией. Мы также продолжаем взаимодействие в культурной сфере. Одним словом, мы рассчитываем, что нам удастся преодолеть все сложности и вернуться к полноценному сотрудничеству.

 

— За прошедший год положение России в мире изменилось. Изменило ли это стоящие перед Вами задачи?

 

— Да, появляются новые нюансы. Наша страна выдержала испытания, связанные с введением антироссийских санкций. Конечно, на нашем экономическом положении серьезно отразилась неблагоприятная международная конъюнктура: падение цен на углеводороды, на другие наши традиционные экспортные товары. Но сейчас мало-помалу ситуация нормализуется. Сокращение нашего ВВП сведено практически на нет, есть небольшой рост в промышленности. Наши партнеры из ЕС своими санкциями заставили нас реагировать, в частности, развивать импортозамещение. Радуют успехи в агропромышленной сфере. Рост сельскохозяйственного производства в прошлом году в России составил порядка 4%. Россия уверенно завоевывает позиции на мировом рынке зерновых. Мы возвращаемся к тому положению, когда Россия рассматривалась как житница всей Европы. Наша возможная ниша — это производство экологически чистой продукции.

 

Есть подвижки и в двусторонних отношениях. Недавно встречался с представителями деловых кругов, работающими на российском направлении. Кстати, я там выступал не один, а вместе с моей коллегой, послом Нидерландов в России Р.Джонс-Бос. Конечно, политические расхождения между нашими странами никуда не ушли, но у нас есть общее понимание того, что надо что-то делать, искать возможности поддерживать необходимые экономические связи, развивать децентрализованное сотрудничество.

 

Очевидно, что на какое-то радикальное улучшение с точки зрения  двустороннего политического взаимодействия на данном этапе рассчитывать не приходится. Но наши министры иностранных дел даже в самые тяжелые времена встречались «на полях» различных международных мероприятий.

 

Немалый резерв — это межпарламентская дипломатия. Недавно у меня была встреча с депутатами Второй палаты Генеральных Штатов. Мы вспоминали о том, что в 70-е гг. прошлого века голландские депутаты сыграли важную роль в поиске взаимопонимания между Востоком и Западом по проблеме ракет средней и малой дальности. В 2008 году состоялся очень важный визит голландской парламентской делегации по горячим следам трагических событий на Кавказе, я имею в виду грузинскую агрессию. Тогда удалось хорошо поговорить. И вот сейчас есть понимание того, что мы могли бы завязать хотя бы неформальные межпарламентские контакты с тем, чтобы готовить почву для активизации сотрудничества. В любом случае, за нами дело не станет. Как только мы поймем, что партнеры готовы к возобновлению взаимодействия, мы рука об руку с ними будем работать.

 

  • — В апреле 2016 года в Нидерландах был проведен референдум по вопросу ратификации Соглашения об ассоциации ЕС-Украины, на котором избиратели страны проголосовали против. Повлияло ли это на отношения между Россией и Нидерландами?

— Мы исходили из того, что этот референдум — сугубо внутреннее голландское дело, а мы во внутренние дела иностранных государств не вмешиваемся. С организаторами референдума у нас вообще не было контактов. Во время информационной кампании в преддверии референдума то и дело раздавались голоса о вмешательстве России, но мы видели в этом издержки внутриполитической ситуации.

 

Прошел референдум, с известными результатами. Встал вопрос, что делать дальше. И вот мы наблюдаем, как правительство Нидерландов ведет дело к тому, чтобы парламент страны все-таки ратифицировал Соглашение об ассоциации. Это делается ввиду того, что государства Евросоюза приняли заявление, в котором зафиксированы условия, якобы учитывающие результаты референдума: соглашение не будет рассматриваться как первый шаг к вступлению Украины в ЕС, не повлечет оказание военной помощи и т. д. Теперь, при наличии такого политически обязывающего, как хотят надеяться голландские партнеры, заявления Евросоюза, можно вести дело и к ратификации.

 

Досадно, что сейчас главный аргумент голландского руководства в пользу ратификации соглашения парламентом Нидерландов — это мифическая угроза со стороны России. Мы склонны объяснять это особенностями внутриполитического положения — в Голландии приближаются выборы. Обычно такой бывает предвыборная риторика. Все это, однако, вызывает у нас сожаление, мы хотели бы, чтобы наши партнеры более трезво взглянули на вещи.

 

  • — После «Брекзита» многие ожидают «Некзит». Насколько, по-вашему, вероятен выход Нидерландов из Евросоюза, и какие это может иметь последствия для Нидерландов и России?

— «Некзит» — это вопрос из области теории. Насколько можно судить, большинство политических партий и представителей бизнеса все-таки связывает свои надежды с продолжением членства страны в ЕС. Нидерланды, в отличие от Великобритании, – одно из государств-основателей Европейского экономического сообщества. Да, здесь есть евроскептические настроения. Они сейчас проявляются в преддверии парламентских выборов. Но подождем результатов – это будет «барометром» для замера таких настроений.

 

Когда говорят о «Некзите», звучит тезис, будто Россия заинтересована в ослаблении Евросоюза. Мы, наоборот, говорим, что наша страна заинтересована в сильном и самостоятельном ЕС. Это все-таки наш основной торговый партнер (еще несколько лет назад, если я не ошибаюсь, в 2011-2013гг. наш годовой товарооборот достигал порядка 400 млрд. долларов), это сосед, рядом с которым нам предстоит жить в дальнейшем.

 

Вопреки приписываемым нам намерениям, мы заинтересованы в том, чтобы Евросоюз существовал, и у нас развивались хорошие отношения. Но при этом мы хотим, и мы не скрываем этого, чтобы государства-члены Евросоюза действовали самостоятельно и заботились, в первую очередь, о собственных интересах, об интересах Евросоюза, а не поддавались уговорам какой-то третьей страны.

 

— Как бы Вы прокомментировали серию публикаций в местной прессе со ссылкой на Министра иностранных дел Нидерландов Берта Кундерса о том, что есть серьезные опасения возможного вмешательства России в парламентские выборы, о следе российских хакеров и т. д.?

 

— Дело началось с обвинений российских хакеров во вмешательстве в предвыборную кампанию в США, но никогда никто никаких доказательств не представил, что это были именно российские хакеры. Потом, разве это важно, кто взломал сервер Демократической партии? Важнее другое — содержание того, что там обнаружилось. А обнаружились неприятные вещи. Так вот, вместо того, чтобы выразить хотя бы сожаление, определенные круги попытались «перевести стрелки» на Россию, как будто это она дергала за ниточки, вмешиваясь в избирательный процесс в США. Теперь говорят, что Россия будет воздействовать на предстоящие выборы в Голландии, во Франции и в Германии. На днях появилось сообщение, что российские хакеры, видите ли, уже вовсю взламывают корреспонденцию одного из кандидатов президентских выборов во Франции.

 

Кстати, интересную картинку опубликовали в Твиттере, если я не ошибаюсь, нашего посольства в Великобритании. Женщина сидит за рулем, ее остановил полицейский: «Мадам, вы ехали со значительным превышением скорости». А женщина ему отвечает: «Извините, господин полицейский, я здесь не при чем! Это русские хакеры взломали мой спидометр!»

 

Конечно, мы не можем согласиться с такими обвинениями. Никакого российского «следа» здесь нет и в помине. Мы уважаем волю нидерландского народа, уважаем волю французского народа, будем уважать волю немецкого народа. Это их суверенное дело, никакие российские хакеры в такие процессы не вмешиваются.

 

  • — После жестокого убийства российского посла в Турции сенатор Алексей Пушков заявил, что для предотвращения подобных трагедий в будущем нужно сократить до минимума число появлений российских дипломатов на публике. Вы с этим согласны?

— Произошла ужасная трагедия. Мне довелось лично знать посла А.Г.Карлова. Это был хороший друг, блестящий профессионал. Мы все скорбим по поводу его трагической гибели. После того как это случилось, российское руководство поставило вопрос об усилении охраны российских загранучреждений, мы предупреждаем наших сотрудников и членов их семей о том, что надо проявлять бдительность, принимать необходимые меры предосторожности.

 

Но вместе с тем, мы же не можем сидеть в посольстве как в осажденной крепости. Иногда бывают ситуации, когда важно живое слово, когда нельзя вместо себя послать младшего дипломата, когда аудитория ждет общения именно с главой дипломатической миссии. Ну, и потом нельзя создавать впечатление, что мы испугались и прячемся за чьими-то спинами. Прежде всего, это наш долг — выполнять нашу ежедневную дипломатическую работу.

 

  • — Известно, какой имидж России культивируется в западных СМИ. Недавно состоялась Ваша встреча с журналистами наиболее влиятельных нидерландских медиа. Каковы Ваши впечатления от этой встречи?

— Имидж России здесь формируется преимущественно негативный. Нам приписывают буквально все грехи.

 

Вообще, вы знаете, поражают двойные стандарты. Взять Алеппо — в чем только ни обвиняли Россию: варварские бомбардировки, обстрелы госпиталей и других гражданских объектов. И в то же время в районе Мосула, где идет операция под эгидой американцев, пресса словно забывает, что там есть и жертвы, и серьезные проблемы. Когда говорят о зловредных российских хакерах, никому не приходит в голову вспомнить, что есть и другая сторона, которую не просто голословно обвиняли, а прямо уличили в том, что ее спецслужбы прослушивали ни много, ни мало личные телефоны президента Франции и канцлера ФРГ.

 

В общем-то, налицо стремление развернуть против России настоящую информационную войну, в частности под предлогом того, что информационная составляющая — это важнейшая часть в «гибридной» войне, которую якобы ведет Россия. Указывают пальцем на Russia Today, на агентство «Спутник», говорят о необходимости создания средств для противодействия информационной агрессии со стороны России, деньги какие-то собирают, некие платформы создают. Это конечно, очень печально.

 

Мы хотели бы надеяться, что сумеем достичь более сбалансированного видения вещей нашими коллегами. Как раз этой задаче отвечала моя встреча со здешними журналистами. У нас был очень откровенный, предметный разговор. Затрагивали актуальные темы, в том числе и украинский кризис. Приходилось разъяснять, например, почему совершенно неправильно связывать невыполнение минских договоренностей с позицией России.  Сейчас, когда произошло новое обострение ситуации (на Донбассе – ред.), тоже говорят: это Россия. У нас другое представление. Киев просто таким образом хочет получить деньги, понравиться новой американской администрации, добиться, наконец, долгожданных поставок летального оружия.

 

Одним словом, мы попытались разъяснить нашу позицию по этому крайне актуальному вопросу. Не знаю, услышали нас журналисты или нет, но будем работать с прессой и дальше.

 

  • — Что Вы можете сказать о русской диаспоре в Нидерландах? Есть ли какие-то данные о ее численности и составе?

— Мы занимаем восьмое место среди диаспор, проживающих в Голландии. Если говорить о всех выходцах из бывших советских республик, то это тысяч 70-80. Есть даже статистические данные по тому, как рассредоточены наши соотечественники на голландской земле. 25% проживают в Амстердаме, по 20% в Роттердаме и Гааге, 15% — в районе Утрехта и 20% — в остальных городах. Люди тяготеют либо к индустриальным хабам, либо к образовательным центрам. Например, в Лейдене, Утрехте, Делфте и Маастрихте расположены крупные университеты, и там традиционно много наших студентов, стажеров, преподавателей. В Эйндховене — это индустриальный хаб, высокотехнологичное производство —  много наших высококвалифицированных специалистов. В Нордвейке-аан-Зее, где находится центр Европейского космического агентства, работают специалисты, задействованные в космической области. Насколько понимаем, большинство наших соотечественников оказалось здесь в тяжелые 90-е годы прошлого века. Люди выезжали, в первую очередь, по экономическим соображениям.

 

Я бы сказал, что «магнитами», притягивающими к себе диаспору, являются приходы русской православной церкви в Амстердаме, Роттердаме, Гааге.

 

У нас 18 русских школ выходного дня в различных городах страны, в которых обучается 1700 детей.

 

  • — Кстати, президентом России подписана программа “Русская школа”, каким образом она реализуется в Нидерландах?

— Сейчас механизм реализации концепции находится в стадии разработки. Для Нидерландов это крайне актуальный вопрос, с учетом большого количества русских школ выходного дня. Примечательно, что в них учатся дети не только из смешанных семей, где жены из России, а мужья из Голландии, но и из чисто голландских семей, которые отдают туда детей, чтобы приобщить их к русскому языку и культуре. Это тоже очень важный показатель успеха таких школ. Надеюсь, что когда будет разработан механизм реализации концепции, мы активно включимся в такую работу.

 

Читайте также: «Мы чистые нидерландцы, но мы любим русскую музыку» http://russkiymir.ru/publications/214033/

 

Но уже и сейчас мы школам помогаем. Поддерживаем проведение школьных утренников, особенно в преддверии новогодних праздников. Помогаем организовывать выставки, концерты. Я встречался с преподавателями всех школ, эта встреча была в Амстердаме. Тема школ звучала и на Х конференции НСРС (Нидерландский      совет российских соотечественников – ред.). Есть еще нерешенные проблемы — с учениками, с программой и с оказанием методической помощи. Держим их в поле зрения. Будем изыскивать возможности, чтобы удовлетворить пожелания преподавателей из наших русских школ.

 

— А как вообще строится работа с соотечественниками, и как можно оценить их роль в развитии отношений между нашими странами?

 

У нас есть основополагающий документ —  закон «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом». Свою цель мы видим в том, чтобы оказывать государственную поддержку, обеспечить им правовую защиту. Кстати, мы сейчас разместили на сайте списки юристов, адвокатов. Соотечественники, нуждающиеся в юридической помощи, могут зайти в консульский раздел, посмотреть, к кому можно обратиться.

 

В Нидерландах в общей сложности более 500 организаций соотечественников — культурных, образовательных, спортивных. Активно работает Нидерландский Совет Российских Соотечественников. В ноябре проходила Х отчетно-выборная конференция совета – присутствовало больше ста человек. Мы с нашим торговым представителем А.Н. Черевко приветствовали собравшихся, вручали почетные грамоты, сертификаты тестирования русского языка как иностранного, рассказывали о своем видении отношений между нашими странами, о повестке дня в этих отношениях. Были выработаны определенные планы в отношении продвижения русского языка, культуры.

 

Рассчитываем, что наши соотечественники активно проявят себя на ниве экономического сотрудничества. Они здесь живут, хорошо знают специфику, и кому как не им помогать в налаживании контактов с деловыми кругами, участвовать в бизнес-проектах. Я с удовольствием вижу, что наши соотечественники работают в целом ряде компаний на российском направлении, делают важное дело, и мы хотели бы поощрять такое их участие.

 

Вообще, все, что делается по линии соотечественников, заслуживает всяческих добрых слов.  Их участие в проведении мероприятий по случаю Дня Победы, Дня России. Такие культурные события, как фестиваль «Русская гитара» http://russkiymir.ru/publications/209623/?sphrase_id=674593 в Амстердаме, осенью в Гааге проходит фестиваль посольств http://russkiymir.ru/publications/212588/, где соотечественники всегда помогают представлять Россию.

В Эрмитаже на Амстеле проходит масса мероприятий, и одно из центральных, уже ставшее доброй традицией, — фестиваль «Зимние вечера на Амстеле» http://russkiymir.ru/publications/218550/. Это концерты классической музыки, которые всегда пользуются успехом. Кроме того, в провинции Лимбург наш скульптор А.М.Таратынов создал центр «Артленд» в замке Страйтхаген.

 

Мы, в свою очередь, стараемся не забывать о наших соотечественниках каждый раз, когда организуются мероприятия широкого масштаба. Например, представители нашей диаспоры были на молодежной встрече «Историческая память» в Софии. Была представлена наша диаспора на Всемирном форуме «В единстве с Россией» http://russkiymir.ru/the-world-forum-in-unity-with-russia/index.php в Москве. 10 детей из Нидерландов выступили на Всемирных играх соотечественников в Сочи. В этом году мы ждем 30 ребят из Голландии на Всемирном фестивале молодежи 14-22 октября в Сочи.

 

Я бы сказал, что наши соотечественники помогают нам в создании правдивого образа нашей страны. В общении с местными жителями соотечественники  восстанавливают нормальную картину того, что происходит в России, демонстрируя, что русские — это нормальные, цивилизованные люди.

 

  • — Как раз на открытии фестиваля “Зимние вечера на Амстеле” Вы сказали, что культура и музыка – это послы мира. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития культурных связей между нашими странами?

 

— Действительно, на открытии фестиваля «Зимние вечера на Амстеле» я сказал, что культура — это посол мира. Вспомнил о том, что в самый разгар холодной войны американский пианист Х.Л. ван Клиберн произвел фурор, одержав победу на Международном конкурсе имени П.И.Чайковского. Вот и сейчас такого рода мероприятия разряжают наэлектризованную атмосферу в мире.

 

Мы продолжаем культурное взаимодействие. В прошлом году во дворце Хет Лоо состоялась очень интересная выставка http://russkiymir.ru/publications/215701/, посвященная 200-летию венчания великой княгини Анны Павловны с принцем Оранским; проходила выставка «Екатерина Великая» в Эрмитаже. Здесь в посольстве мы устраивали концерт струнного квартета С.Рахманинова из Сочи. Проводится ежегодный фестиваль В.Гергиева в Роттердаме.

 

Сейчас в музее «Эрмитаж Амстердам» открылась замечательная выставка, посвященная последнему императору России Николаю II и его семье. Я был на открытии, и особенно впечатлило меня выступление заместителя мэра Амстердама госпожи К.Оллонгрен, которая рассказала о том, что ее прадед, оказывается, был другом детства императора Николая. Они вместе играли, были очень близки. Потом Оллонгрен стал офицером императорской гвардии, а после революции их семья вынуждена была эмигрировать, и обосновалась здесь, в Нидерландах.

 

В этом году нам предстоит отметить еще одну славную дату — трехсотлетие с момента второго посещения Голландии Петром Великим.

 

На все эти мероприятия приходит большое количество людей из самых различных слоев голландского общества. Это, конечно, помогает формированию положительного имиджа России, хорошей репутации нашей страны.

 

Но здесь не могу не сказать о таком неприятном моменте, как решение http://russkiymir.ru/news/218362/?sphrase_id=674598 окружного суда Амстердама по поводу коллекции «Скифское золото», насчитывающей 2000 артефактов. Оказался предан забвению один из главных принципов музейного сотрудничества, а именно — экспонаты должны возвращаться в те музеи, которые эти экспонаты предоставляли. Есть также важное понятие целостности и принадлежности коллекции. Данные артефакты были собраны в Крыму, это место происхождения скифского золота. Поэтому все должно быть возвращено именно в Крым. Этого, к сожалению, пока не произошло. Могу лишь воспроизвести оценку, данную Министром культуры России В.Р.Мединским, который назвал это решение глубоко ангажированным и юридически нелепым, нарушающим принципы межмузейного обмена.

 

  • — Что больше всего поразило Вас, когда Вы приехали в Нидерланды? Что оказалось здесь для Вас самым трудным и что самым радостным?

 

— Поразила способность голландцев к иностранным языкам. С кем бы мы здесь ни встречались, люди самого разного возраста, и пожилые, и молодежь, уж не говоря о людях средних лет, понимая, что перед ними иностранец, моментально, без всяких проблем, переходят на английский язык. И никакого дискомфорта здесь не испытываешь, причем это характерно для всех уголков Голландии.

 

Голландцы – люди приветливые, очень доброжелательные, трудолюбивые. Это спортивная нация. Здесь и стар, и млад занимается спортом. Велосипед — это, кажется, вообще главное средство передвижения. Иной раз, правда, становится страшно, когда какая-нибудь молодая женщина едет на велосипеде, перед которым имеется ящик (т.н. “bakfiets”), а в нем сидит шесть или семь детей, и все они без шлемов, что, по нашим меркам, вообще-то делать нельзя — дети и сами велосипедисты должны быть в шлемах. Но здесь велосипедисты имеют абсолютное преимущество, и к счастью, автомобилисты из этого исходят.

 

— А Вы ездите на велосипеде?

 

— Я собираюсь купить велосипед и планирую ездить на работу на велосипеде как многие голландские коллеги, тем более, что расстояние здесь небольшое. Буду совмещать приятное с полезным (Смеется).

 

Потом, бросается в глаза необычайная сплоченность голландцев. И вот такое особое чувство единения я ощутил и разделил в первый день Нового года, когда здесь, на пляже в Схевенингене, происходит традиционный заплыв. Все надевают оранжевые шапочки и, несмотря на пронизывающий ветер и низкую температуру, отважно бросаются в воду. Это впечатляет. Мы рады, что на бытовом уровне у нас такие хорошие добрые чувства. Надеемся, что отношения дружбы между нашими странами будут со временем только укрепляться.

Справка

Александр Васильевич Шульгин

Родился в 1951 году. В 1973 году окончил Московский государственный институт международных отношений. В системе МИД с 1973 года. Работал на различных дипломатических должностях в центральном аппарате министерства и за рубежом. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Владеет французским и английским языками.

1998—2003 гг. — Генеральный консул Российской Федерации в Марселе и Монако.

2003—2006 гг. — заместитель директора Первого Европейского департамента МИД России.

2006—2009 гг. — Посол Российской Федерации в Сенегале и Гамбии (по совместительству).

2009—2012 гг. — Посол Российской Федерации в Люксембурге.

2013—2015 гг. — директор Первого Европейского департамента МИД России.

С 2015 г. — Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Королевстве Нидерландов, Постоянный представитель Российской Федерации при Организации по запрещению химического оружия.

Женат. Имеет сына и дочь.

http://russkiymir.ru/publications/221274/




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *